ЦИССА – ЛЕГЕНДА ОБ ИСТРИЙСКОЙ АТЛАНТИДЕ

thumb_12-aprile-1619-
Между островком Свети Иван, где над кронами деревьев возвышается небольшая колокольня заброшенной церкви, и близлежащей одноименной скалой, на которой во времена Австро-Венгерской монархии был поставлен 22-метровый маяк, под толщей морской воды скрывается тайна древнейшей истории Ровиня.  Истории, в которой и по сей день больше вопросов, чем ответов.

thumb_detven2
Ровиньские рыбаки говорят: “При ясной погоде, когда море очень спокойно, сквозь толщу воды на дне можно увидеть развалины каменных стен“.

Старинная легенда гласит, что задолго до VI века, а точнее 16 сентября 304 года, в день смерти Святой Евфимии, покровительницы Ровиня, в результате сильнейшего землетрясения море поглотило полуостров со славным старинным городом Цисса. От этого полуострова остались островки, на которых, можно сказать, стоит современный Ровинь, - Света Катарина и Свети Андрия (Црвени оток) – самые известные, а также Вела и Мала Фигарола, Стураго, Пируси, Двие сестрице, Свети Иван, Седам длака (Баньоле) …

В конце VI века, в результате повторного землетрясения, берег Истрии приобретает современные очертания, а Цисса погружается еще глубже.

Согласно сведениям древних авторов, в старинной Циссе (еще ее называли Рувен, Рувин, Рубино) были свои улицы, площади. Здесь кипела жизнь. Город славился производством красок. Именно после его гибели и был заселен нынешний Ровинь.

В географических описаниях древнеримского историка Плиния Старшего (I в. н.э.) можно прочитать об известных в древнем мире островках в устье реки Тимав (акватория Северной Адриатики) и близ побережья Истрии, в том числе о таких как Цисса, Пулларии и Абсиртиды.

coronelliСвятой Иероним (IV–V вв.) в одном из своих писем советует какому-то слепому путешественнику не отходить далеко от Циссы.

Столетия спустя в “деле Циссы“ появляется новая страница. Речь идет о «епископе из Циссы». В 579 году на заседании Синода в Граде (северо-восточная  Италия) на должность епископа был утвержден некто Виндемиус с титулом “Episcopus Cesetensis”, по другим источникам “Cenesis” и “Cenetensis” – то есть циссанский, или из Циссы. Так же его должность названа и в сохранившихся отрывках синодальных постановлений, хранящихся в записях Синода 827 года в Мантуе.

Известный историк из Триеста Пьетро Кандлер (1804–1872) упрекал древних географов в неточных сведениях о расположении Циссы. Как-то раз он сам приплыл на лодке на предполагаемое место, но, по его словам, “глубина воды не позволила разглядеть остатки городских сооружений“.

Тщательно изучив все источники – от Плиния до современных ему авторов, П. Кандлер определил точное местоположение Циссы. Он считал, что если смотреть с верхушки колокольни церкви Св. Евфимии, то затонувший город расположен как раз между островом Свети Иван и одноименной скалой, в 500 венецианских шагах от первого и в 100 – от второй, внутри воображаемого круга диаметром 500 шагов. Глубина здесь, продолжал историк, меняется от 18 до 30 венецианских шагов, что наводит на мысль о находящейся на глубине моря горе высотой, вероятно, 12 метров. «Все указывает на неожиданное, мгновенное, а не постепенное, опускание береговой линии – по неизвестным нам причинам». Именно это место, подчеркивал П. Кандлер, избегают рыбаки, так как в остатках городских стен часто запутываются сети. Среди предметов, которые достали со дня моря, - кирпичи, обтесанные камни квадратной формы, водостоки и даже оконный камень с остатками ставен.

staro01По мнению П. Кандлера, во времена Плиния Цисса была известна скорее большим количеством жителей, чем, скажем, производством красок, которое развилось намного позже.

В конце позапрошлого столетия капитану порта Ровинь Карлу Ковачевичу удалось уговорить австро-венгерские власти снарядить экспедицию для исследования затонувшего города. В январе 1890 года из Пулы к Ровиню отправился корабль “Лаудон“ с водолазом. Прибыв на место предполагаемого местонахождения Циссы, “Лаудон“ бросил якорь, и водолаз в специальном снаряжении спустился на дно. После его возвращения на корабль был составлен отчет на немецком языке. Вот что заявил водолаз: “Как только я опустился на глубину, я увидел остатки стен, без сомнения, искусственного происхождения. По специальности я строитель, поэтому для меня не составило труда заметить остатки штукатурки на развалинах. Оглядевшись, я заметил неподалеку ряд стен и остатки улиц между ними“.

Rovinjski_arhipelagПримерно 30 метров водолаз плыл вдоль внешних городских стен. Дальше продолжать исследования он не смог из-за тяжелого и громоздкого снаряжения. Более тщательный осмотр руин также был невозможен по причине значительной глубины. “Кроме одного камня со следами штукатурки, который, я уверен, являлся частью стены, – заявил водолаз, – я не смог ничего взять с собой на поверхность, поскольку стены хорошо сохранились, а у меня не было ни необходимого оборудования, ни, тем более, времени для того чтобы разрушить их“.

Результаты экспедиции “Лаудона“ опровергли гипотезы многих так называемых «циссологов». Но многие теории и вопросы остаются актуальными и по сей день.

(составлено на основе книги “Ровинь на старых открытках“, издательство “Žakan Juri”, Пула, 1998)